Элемент:
Создание в «Красном бору» «Северного Серенгети» — белорусского плейстоценового парка
05.04.2016
Проводится в рамках проекта Изучаем Красный бор!

Статья подготовлена по результатам научно-исследовательской работы Александра Козореза «Создание в «Красном бору» «Северного Серенгети» — белорусского плейстоценового парка», которая проводилась при поддержке Фонда «Красный бор».

Неизвестный объектРаботы по проектированию и созданию «Плейстоценовых парков» не подразумевают воссоздание точных копий ландшафтов и экосистем давно прошедших геологических эпох. Ревайлдинг — новейшая природоохранная идеология, основанная на восстановлении характерных для данного региона высокопродуктивных экосистем путем поэтапного возвращения сохранившихся крупных животных (т.н. видов-инженеров) в места исконного ареала, где ранее они были полностью истреблены человеком.

Сама идея ревайлдинга и плейстоценовых парков не нова. Эти понятия активно развиваются в мире. Ревайлдинг, как природоохранная теория, уже захватила умы многих ученых и защитников природы в Западной Европе и Северной Америке. Но в целом термин «плейстоценовый парк» большинством научного мира воспринимается скептически, поэтому преимущественно используется термин «ревайлдинг» (дословно — повторное одичание). Наиболее известным является «Плейстоценовый парк» С. Зимова в Якутии, целью которого является сохранение вечной мерзлоты посредством восстановления былого разнообразия крупных травоядных.

В Европе к такого рода паркам следует отнести Оствардерсплассе.

Задачи проекта:

  1. Оценить процесс ревайлдинга, или восстановления, популяций оленя благородного и зубра.
  2. Оценить перспективы дальнейшего ревайлдинга территории.
  3. Предложить мероприятия по дальнейшему ревайлдингу территории.

Следует отметить, что на территории рассматриваемого участка достигнуты высокие биомассы копытных, которые значительно превосходят средние значения по Беларуси. Это в первую очередь указывает на огромный потенциал в повышении продуктивности лесных экосистем за счет увеличения численности и видового состава диких копытных.

Первоначально в рамках проекта нами было изучено биотопическое распределение копытных, как основа выявления их степени включения в структуру биогеоценоза. В основу были положены учеты зимних экскрементов. Всего заложено три маршрута общей протяженностью 35 410 м.

Высокая интенсивность подкормки оказывает значительное влияние на биотопическое распределение реакклиматизируемых оленя благородного и зубра. Так, если на контрольном участке с продолжительным процессом ревайлдинга (РЛЗ «Налибокский») на биотопическое распределение оленя оказывают влияние такие показатели как тип леса, запасы древесно-веточных кормов (далее — ДВК), запасы кормов из состава ЖНП, то в «Красном бору» основной фактор биотопического распределения — искусственная подкормка. Благородный олень на маршрутах переставал стабильно встречаться на расстоянии далее 1,7 км от мест проведения интенсивной подкормки. При этом все пики встречаемости вида присущи только местам зимней подкормки. Подобное распределение свидетельствует о медленном вовлечении благородного оленя в ценотические связи биогеоценоза.

В то же время нельзя отрицать, что процесс постепенного восстановления и перераспределения ценотических связей в экосистемах, связанных с ролью всех видов крупных травоядных (использование естественных растительных кормов, формирование  зоогенных мезо- и микроэлементов ландшафта, установление и перераспределение связей в системе хищник — жертва) идет в сторону формирования устойчивых связей. Так, уже в период гона (сентябрь) биотопическая структура распределения оленя благородного была близка к естественной, которая наблюдается на территориях с низкой степенью антропогенной нагрузки на популяции этого вида (РЛЗ «Налибокский», ПГРЭЗ).

Основой полноценного восстановления крупных травоядных является емкость территории. С целью ее установления нами было заложено на модельном участке 63 трансекты, на которых устанавливались показатели состояния пастбищ для диких копытных. Все растения без исключения были повреждены крупными фитофагами. Наиболее предпочитаемые в кормовом отношении растения, такие как крушина, рябина и черемуха, повреждены с чрезвычайно высокой степенью (более 90%). Рябина же практически на всех трансектах встречалась в крайне угнетенном состоянии.

По структуре угодий на участке ревайлдинга (площадь 12 000 га) преобладают леса (90%), которые имеют типичный южнотаежный облик, запасы кормов в которых для крупных фитофагов достаточно скудны.

Установленные плотности населения травоядных позволили рассчитать требуемые объемы кормов для обитающего количества травоядных и сравнить с фактически имеющимися.

Как видно, существующее количество травоядных при отсутствии искуственной подкормки в зимний период будет потреблять не менее 80—85% всей фитомассы кормов. При такой нагрузке запасы естественных кормов достаточно быстро истощатся. Отсюда возникает вопрос: возможно ли естественное существование в данных лесных экосистемах такого количества крупных травоядных без поддержки человека? Ответ: НЕТ! Тогда напрашивается второй вопрос: почему здесь это было возможно 500, 1000 и 10 000 лет назад, когда видовое и численное разнообразие крупных травоядных и хищников превосходило современное в десятки раз? Ответ заключается в структуре экосистем того периода и теперешнего. Вследствие длительного отсутствия крупных травоядных в наших экосистемах (а это как минимум 500 лет) произошла коренная перестройка, в результате которой современные экосистемы, если так можно выразиться, «забыли», что в них существовали крупные травоядные, и уже не способны умещать в себе былое видовое и количественное разнообразие крупных травоядных, а следовательно, и крупных хищников. Высокопродуктивные, гетерогенные экосистемы были утрачены, постепенно превратившись в экосистемы теневых лесов с преобладающими детритными пищевыми цепями.

Для успешного развития популяций копытных на данной территории потребуется коренная перестройка экосистем, направленная на увеличение их гетерогенности, повышения экотонности, увеличения доли открытых высокопродуктивных пастбищ и постепенного развития пастбищных цепей питания. Это возможно в том числе и путем реконструкции видового и численного разнообразия видов-эдификаторов, которые включают и крупных пастбищных травоядных (grazers).

Нами был поставлен дополнительный опыт, который был призван установить, способен ли существующий видовой и количественный состав травоядных восстановить гетерогенность экосистем и поддерживать в актуальном состоянии открытые пастбища. Опыт проводился на территории РЛЗ «Налибокский» с целью минимизации антропогенного воздействия на биотопическое распределение копытных и их пищевое поведение. На опытных участках нами с помощью камер фотофиксации фиксировались частота, характер и продолжительность пастьбы крупных травоядных.

На основании этих показателей нами были рассчитаны данные о количестве потребляемой фитомассы трав на участках. Установлено, что при минимальном антропогенном влиянии существующий набор травоядных (преимущественно зубр и благородный олень) при естественной плотности населения утилизирует только около 10% травянистой фитомассы на открытых пастбищах.

В результате такой пастьбы большая часть травянистой фитомассы на лесных лугах остается не утилизированной, накапливается в виде мертвого растительного войлока, который медленно вовлекается в биологический круговорот, в результате чего продуктивность пастбищ падает, и они постепенно зарастают, в том числе и кустарниковой растительностью, и в итоге теряют как кормовую ценность, так и ценность как местообитания светолюбивых видов флоры и фауны.

Для доагрикультурных экосистем Европы было характерно наличие трех групп травоядных: browsers, grazers и mix-feedres, которые коэволюционировали совместно в том числе и с другими видами растений и животных и обеспечивали высокую гетерогенность, экотонность и как следствие высокую продуктивность экосистем.

Следовательно, и восстановление высокопродуктивных гетерогенных лесных экосистем возможно лишь при восстановлении всех видов крупных травоядных, относящихся к трем основным группам: browsers, grazers и mix-feedres.

В настоящее время наши лесные экосистемы включают только травоядных групп browsers и mix-feedres, grazers — отсутствуют. Поэтому основной вывод нашей работы — это необходимость введения в наши экосистемы диких представителей пастбищных видов или проведение ревайлдинга туроподобного скота и диких лошадей, как типичных пастбищных видов. В качестве основной породы лошадей, рекомендуемой организацией Rewilding Europe для территории Беларуси, рассматривается «коник».

Однако в Беларуси уже имеется определенный опыт по вселению лошадей — это самостоятельное успешное заселение территории ПГРЭЗ лошадью Пржевальского — единственным представителем диких лошадей в мире. Обсуждение варианта вселения лошади Пржевальского в качестве экологического викариата тарпану вызвало ряд дискуссий. В связи с этим в текущем году мы хотим инициировать совместно с ГПУ «РЛЗ «Налибокский»  исследования результатов вселения лошади Пржевальского с последующим рассмотрением возможности ее расселения на остальной территории Беларуси.

Партнеры и волонтеры
Минск
Директор фонда
Витебск
Полоцк/Витебск
Минск
Менеджер проекта «Дом для орла»
Менеджер проекта «Живая вода»
Минск
Верхнедвинск
Чырвоны Кастрычнік
Домжерицы
Лиозно
Калинковичи
Минск